Православный форум Доброе слово

Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим (Еф.4:29)
 
  FAQ    Поиск    Пользователи    Регистрация    Вход   

Список форумов » Побеседуем? » Хочу рассказать


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Афинаида
 Сообщение Добавлено: 24 янв 2010, 13:59 
я просто здесь живу :)
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 19 янв 2005, 02:32
Сообщения: 2655

Возраст: 34
Откуда: Санкт-Петербург
Вероисповедание: Православный, МП
На центральной площади Афин было шумно: предстояла казнь преступников. Согласно законам великого и непобедимого Рима, всякий, кто отказывался поклоняться римским богам, должен был быть казнен.
И вдруг шум затих, все с любопытством уставились на процессию, сопровождаемую конвоем. Преступники имели совсем не преступный вид: просветленные, одухотворенные лица, взгляды, полные сострадания и любви…
Самым удивительным было то, что на их лицах не было и печати страха. Видно было, что эти люди подвергались страшным мучениям и издевательствам во время допросов и в темнице, в которой они содержались…
Все произошло очень быстро. Эти люди были усечены мечом. Перед смертью они молились Тому Богу, из-за любви к Которому их и казнили. Как говорят, Он тоже был объявлен преступником и казнен, но, по слухам, эти люди верили, что Он воскрес из мертвых и вознесся на небо. Впрочем, про них ходило много слухов…Среди них были и такие, что они поклоняются ослу, распятому на кресте, что занимаются каннибализмом на своих тайных собраниях, которые проходили в подземных лабиринтах, комнатах и галереях…
Молодая девушка, стоявшая в толпе, скорбно опустила глаза, когда последнему из мучеников отсекли голову. Она была дочерью высокопоставленных сановников. Ее отец был крупным римским чиновником, мать—знатной гречанкой. С детства она была посвящена родителями Афине Палладе, которую отец называл по-римски—Минервой, почему и имя носила—Афинаида. Постоянно ходила она в прекрасный беломраморный Парфенон, приносила жертвы статуе Афины. Дома часто молилась ей, но странно, почему-то Афина всегда молчала, и ни разу не исполнила того, о чем просила девушка в своих горячих мольбах. Наверное, у богини было много других хлопот, или же она была чем-то недовольна и потому не внимала молитвам. Но никакие жертвы не могли умилостивить богиню—она упрямо не хотела помогать… Или не могла? Этот вопрос Афинаида все чаще задавала себе. Особенно с того момента, как родители познакомили ее с одним юношей. Юноша, так же как и она, происходил из знатной семьи. Его звали Антигон. Они сразу же нашли общий язык и она всегда была рада, когда Антигон приходил к ним в гости. Хотя не в обычаях греков было девушке и юноше оставаться одним, но в их доме жили по римским законам, которые устанавливал отец—домовладыка. Как-то раз они разговорились о философии, и Антигон сказал ей, что обладает знанием истинной философии. «В чем же она состоит?»—поинтересовалась Афинаида. «Пообещай мне, что никому не скажешь этого!»—прошептал Антигон. «Хорошо, клянусь великой Афиной и Зевсом Громовержцем, что никому ничего не скажу!». Антигон снисходительно улыбнулся при этих словах Афинаиды, и произнес тихо, но твердо: «Я христианин!». И глядя в изумленные глаза девушки, добавил: «Поверь мне, учение Христа есть истинная философия, которая не только приносит удовлетворение разуму, но и дает вечную жизнь!». «Антигон, подожди, но ведь все мы рано или поздно сойдем в царство Аида, о какой вечной жизни ты говоришь?». «Это жизнь, полная счастья и радости, не сравнимых ни с какими земными удовольствиями. Если мы будем твердо следовать за Христом, то Он дарует нам эту жизнь в Своем, небесном Царстве».
Афинаиде приходилось до этого беседовать с христианами из любопытства, и поэтому кое-что об их учении ей было известно. «Но я слышала, что ваш Бог был распят на кресте. Римляне, как ты знаешь, всегда распинают таким образом преступников. Может ли преступник, да еще и распятый, дать вам что-либо?». «Господь умер на кресте, чтобы мы жили вечно. Он все наши грехи взял на Себя и искупил нас. И воскрес из мертвых, чтобы и мы также воскресли к вечной жизни».
Афинаида встала с мраморной скамьи и прошлась по залу, глядя на мозаичный пол, на котором цветными камнями были выложены двенадцать подвигов Геракла, и о чем-то напряженно думая. «Я слышала, вы еще и поклоняетесь кресту…Но вы же упрекаете нас в том, что мы поклоняемся статуям богов. Как же так?». «Афинаида, скажи мне, сколько раз ты обращалась к Афине за помощью и сколько раз она тебе помогла?». Девушка внимательно посмотрела на Антигона, но промолчала.
А между тем он продолжал: «Сколько раз ты просила жрецов совершить жертвоприношения Афине, и сколько раз ты воскуряла благовония перед ее изваянием? Но ведь она все время молчит—ты сама же столько раз в этом убеждалась. Пойми: ее нет. Нет и других богов—ни Зевса, ни Геры, ни Посейдона, ни Аполлона, ни Артемиды. Есть только один истинный Бог, Живой Бог, Который слышит нас, когда мы обращаем к Нему свои молитвы и отвечает на них. Он, истинный Творец неба и земли послал единородного Сына Своего, Господа Иисуса Христа на эту землю, чтобы всякий, верующий в Иисуса Христа имел жизнь вечную. И мы, крестившись в Его смерть, веруем в то, что Он искупил нас на кресте, и поклоняемся и целуем крест, не как бога, но как знамение нашего искупления».
Афинаида внимательно слушала, прислонившись к колонне.
«А что у вас за собрания какие-то тайные? Говорят, что вы занимаетесь там каннибализмом». «Афинаида, не верь этому. Злые люди, не желающие чтобы учение Христа распространилось по всему миру, чтобы люди получили спасение, придумывают про христиан разные нелепые слухи. Мы не едим человеческого мяса на наших богослужениях. Если хочешь, приходи вечером к нам в церковь и ты посмотришь на наши богослужения».
…Акрополь с Парфеноном четко выделялись на фоне роскошного закатного неба, и уже легкий прохладный ветерок свидетельствовал о приближении ночи. Афинаида, сказав родителям, что отправляется на пир, подошла к одному дому, где ее уже ждал Антигон. Это был дом христианского епископа. Они спустились в подвал, прошли по узкой галерее, освященной факелами, и попали в небольшой зал, покрытый росписями. При свете светильников Афинаида разглядывала их, и понимала, что это своего рода тайнопись символами, но что значит каждый символ, понять она не могла. Было тут и изображение большой рыбы среди стаи маленьких рыбок, человека, несущего на своих плечах овцу, изображение корабля, плывущего по морю, часто попадались птицы и растения, а на одной из стен Афинаида увидела фреску, изображающую корзину с хлебами и виноградную лозу.
С удивлением узнала она в одной из фресок изображение Орфея—юноши, сидящего посреди зверей и играющего на свирели. Однако в зале было полутемно, и многое было не видно. В дальней стене чернела неглубокая ниша, в которой что-то было—что именно, Афинаида разглядеть не могла, да и ниша эта находилась прямо за столом, на котором стоял подсвечник с семью свечами и лежали какие-то предметы, а также несколько свитков. Стол стоял на небольшом возвышении, и рядом с ним было кресло с высокой спинкой.
Постепенно собирались люди. Все они приветствовали Афинаиду. Пришел и сам епископ—человек небольшого роста, с густой и пышной бородой, обрамлявшей мудрое и спокойное лицо. Афинаида не ожидала, что епископ обратиться к ней: «Приветствую тебя, достопочтенная Афинаида! Сам Господь привел тебя в наше собрание. Брат наш во Христе Антигон рассказывал мне о тебе, о твоем желании узнать христианское учение и образ нашего поклонения Богу. Ты наверное слышала от христиан о великих и божественных апостолах, разнесших Благую Весть Христову по всей вселенной? Первым епископом нашей Церкви был достойный всякого удивления Дионисий, член афинского ареопага, обращенный самим божественным Павлом. Наверное, ты слышала историю Павла?»
«Нет, просвети меня, отче»—произнесла Афинаида, и с удивлением подумала, что непроизвольно назвала епископа «отцом», настолько отеческим был его внешний вид.
«Павел происходил из города Тарса, --начал епископ.—Он был иудеем и фарисеем, сначала его звали Савлом. Он был гонителем христиан, но по дороге в Дамаск ему явился Сам Господь наш Иисус Христос и сказал: «Савл! Савл! Что ты гонишь Меня?» Савл был ослеплен ярким божественным светом и воскликнул: «Кто Ты, Господи?» И тотчас Господь ответил: «Я Иисус, Которого ты гонишь». С тех пор жизнь его абсолютно переменилась. Он стал апостолом Христовым, человеком, который проповедовал Благую Весть о Христе язычникам и во многом благодаря его трудам, и трудам других апостолов, люди стали обращаться от тьмы идолопоклонства к свету—истинному учению Господа н
нашего Иисуса Христа. Апостолы просвещали людей не только словом, многие из них оставили послания, а некоторые написали особые книги, которые мы называем «Евангелиями»—продолжал епископ.—В них записаны речи и беседы Господа нашего Иисуса Христа с учениками и рассказывается о рождении, земной жизни, смерти на кресте и воскресении Спасителя.»
«Скажи мне, отче, --Афинаида внимательно посмотрела в глаза епископу,--почему христиане презирают греческое искусство, называя его идолопоклонством? Ведь столько прославленных мастеров—и Фидий, и Пракситель, и Лисипп, и Мирон создавали эти скульптуры! Разве плохо, когда люди поклоняются Красоте, пусть и созданной человеческими руками? Ведь ты наверное знаешь, что многие образованные люди и философы не верят в богов, но почему христиане считают, что поклонение Красоте есть что-то плохое?»
«Дочь моя, нет ничего плохого в истинной Красоте. Сам мир сотворен Богом прекрасным, таким, чтобы глядя на него, можно было прославлять Творца этого мира. И человек—образ и подобие Божие, также наделен творческими качествами, поскольку он есть образ Творца. Но поверь мне, нет ничего ужаснее и безумнее, чем идолопоклонство! Заблуждение идолопоклонников заключается в том, что они поклоняются изображениям ложных богов, и мало того, простые люди всерьез верят, что бог обитает в своей статуе! И потом, мы, христиане, считаем, что нельзя поклоняться и служить ничему и никому, кроме истинного Бога! Даже служение Красоте есть идолопоклонство, ибо оно закрывает собой служение Творцу красоты. Ты говоришь, что образованные люди и многие философы не верят в богов—это они хорошо делают, но верят ли они вообще во что-то, кроме как в самих себя? Принесет ли им такая вера какую-либо пользу? Ведь они сами не знают, будут ли они живы завтра или нет. Так есть ли смысл верить в то, что завтра, может быть, уже исчезнет?»,—улыбнулся епископ. «Кроме того, и христиане создают изображения для прославления истинного Бога. Ты видишь эти рисунки на стенах? Все они содержат в себе определенный смысл и напоминают тем, кто смотрит на них, наше христианское учение. Рыба, например, обозначает Спасителя нашего, ибо если сложить первые буквы фразы «Иисус Христос Божий Сын Спаситель», то как раз и получится слово «рыба» (ихтис). Цветы, вазы и животные с птицами обозначают райские сады, где будут жить вечно те, кто твердо следовал за Христом. Может быть ты заметила на стене изображение Орфея, играющего на свирели? Это тоже образ Христа, поскольку как Орфей своей игрой на музыкальном инструменте привлекал к себе животных, так и Христос призывает людей к Себе посредством Своего слова. Впрочем, скоро ты сама узнаешь смысл каждого символа. Приходи к нам на огласительные беседы. А сейчас мне надо начинать богослужение, братья и сестры ждут. Но все-таки, я покажу тебе еще кое-что. Я покажу тебе то, что передали мне епископы, бывшие до меня, а они получили это от великого и божественного апостола Луки, приславшего этот дар нашей церкви». С этими словами он подвел Афинаиду к той самой нише, к которой она приглядывалась, и достал оттуда чей-то портрет. На портрете была изображена женщина, мать, державшая на руках мальчика. «Кто это?»—спросила Афинаида. «Это изображение Матери нашего Господа Иисуса Христа, благословенной и благодатной Девы Марии. Она держит на руках Спасителя нашего. Как мне рассказывали бывшие до меня епископы, это изображение и еще несколько других великий Лука написал, желая сохранить для христиан облик Девы».
Перед богослужением епископ переоделся—поверх своей обычной одежды надел особую, видно, специально предназначавшуюся для богослужения, а на голову одел особый головной убор.
Началось богослужение. В зал внесли еще светильников и теперь девушка разглядела, что стол, стоявший на возвышении, на самом деле никакой не стол, а саркофаг, чья-то каменная гробница. Афинаиду поразили странные молитвы и гимны, которые пели все, кто находился в зале. Какой-то человек стоял перед столом-гробницей и возносил молитвы христианскому Богу за разных людей. Иногда епископ поворачивался к народу и благословлял его.
Потом начали читать христианские Писания. Чтение продолжалось долго, но Афинаида внимательно слушала. Насколько она поняла, это был отрывок, в котором говорилось про то, как какой-то человек по имени Моисей провел народ Израиля через разверзшееся море. Потом читали Евангелие, о том, как Иисус исцелил слепого. Тут же епископ стал произносить проповедь.
Афинаида присутствовала только на первой части богослужения, потом ее попросили выйти. Перед тем, как она покинула зал собраний, Антигон шепнул ей: «Прощай! Иди домой, завтра встретимся».
Придя домой, Афинаида прошла по колонной галерее в свою комнату и вышла на балкон. Глядя в бархатные темно-синие небеса с сияющими мириадами звезд, она испытывала странное ощущение. Она вдруг поняла, что Тот Бог, в Которого верили христиане, вполне реален—именно там, в полутемном подземном зале со странными рисунками на стенах она ощутила Его благодать, почувствовала Его прикосновение, которое наполнило ее душу радостью и она вдруг поняла, что счастлива. Никогда такого не было прежде с ней, когда она ходила молиться статуе Афины, истукан богини молчал, равнодушно глядя сквозь девушку…
И в этот момент Афинаида почувствовала непреодолимое желание помолиться Богу христиан. Глядя в ночное небо, она прошептала: «Иисус Христос, распятый на кресте, Ты, Которому поклоняются христиане, и за Которого они умирают, если Ты действительно истинный Бог, открой мне Себя, ибо если наших богов не существует и единственный истинный Бог—это Ты, то я хочу служить Тебе. Сегодня я почувствовала Твое дыхание, и такого со мной никогда не было. Когда я стояла на богослужении христиан, не могла я понять, где нахожусь, на небе или на земле. Христиане называют Тебя Господом, будь и для меня также Господом, не отвергни меня, но откройся мне».
Помолившись таким образом, Афинаида вернулась в комнату и легла спать. Во сне она увидела себя гуляющей по прекрасному саду, полному душистых цветов, на лепестках которых сияли капли росы. Свежестью веяло от чистых ручьев и водопадов, над цветами летали бабочки и стрекозы, а в ветвях высоких деревьев пели птицы. Отовсюду слышалось дивное пение, похожее на то, которое девушка слышала на богослужении христиан, но певцов не было видно, однако она ощущала, что они везде и их очень много. Она чувствовала, что кто-то невидимый ведет ее за руку, и от этого и вообще от созерцания того дивного сада ее охватило чувство глубокого благоговения. Внезапно цветущие деревья сада расступились и Афинаида увидела свет, яркий, но вместе с тем мягкий и приятный. Она увидела, как тот, который вел ее за руку, стал видим, это был прекрасный юноша, одетый в блистающие одежды, и услышала, как он сказал: «Вот Царь неба и земли, Бог истинный, сотворивший мир, живущий не в рукотворенных храмах и не требующий служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду. Он Господь твой и ты поклонись Ему». И тут Афинаида увидела великий и страшный сияющий престол, на котором был Сидящий. Ему предстояла женщина, величественная, но вместе с тем кроткая и смиренная, в царственных одеждах, и казалось, о чем-то просила Его. Девушка вспомнила, что видела ее на том портрете, который показывал ей епископ. По другую сторону престола стоял человек, о котором Афинаида знала из рассказов христиан, с которыми ей доводилось общаться, Иоанн, Предтеча и Креститель Господа Иисуса Христа. Он тоже молитвенно воздевал руки к Сидящему. Перед престолом стояло неисчислимое множество людей в белых одеждах, с радостными лицами и пальмовыми ветвями в руках. Неисчислимое множество юношей в сияющих одеждах окружали престол и пели…Их пение Афинаида не забыла никогда! В благоговейном страхе Афинаида пала на колени и поклонилась великому сияющему престолу и Сидящему на нем…

Как-то раз, несколько дней спустя, прогуливаясь по саду вместе со своими подругами, которые также происходили из знатных семейств, гречанкой Арсиноей и римлянкой Домицианой Криспиниллой, Афинаида поведала им о том, что хотела бы стать христианкой.
«В своем ли ты уме?»—недоуменно подняла брови Домициана Криспинилла. «Неужели ты не знаешь, Афинаида, как христиане заканчивают свою жизнь? Ты хочешь умереть на арене цирка под насмешками простолюдинов или от пыток в темнице?»
«Наша Афинаида, видно, перегрелась на солнце»--усмехнулась Арсиноя, и весело посмотрела на подругу своими черными глазами. «Сядем здесь, в тени этой пинии у фонтана, а то действительно что-то сегодня сильно припекает». И они присели на мраморную скамью, куда долетали брызги от прозрачных струй небольшого фонтана.
«Нет, и не отговаривайте меня»--решительно произнесла Афинаида. «Я действительно хочу быть христианкой. Я была на богослужении христиан—то, что я испытала там, я никогда раньше не испытывала во время наших жертвоприношений.»
«Просто смена обстановки»—махнула рукой Домициана Криспинилла. «Знаете, я тут на днях ходила на богослужение в храм Митры. Вот это действительно стоит того, чтобы туда пойти! Хотя, если честно, я не очень-то верю в богов—молишься, молишься им, а они и не помогают…Но все эти таинственные ритуалы—это так увлекательно! В детстве я была с отцом в Риме, на его родине, так вот там есть огромный и красивый храм всех богов, называется Пантеон. А вы бы видели его купол! В куполе сделано огромное круглое окно, и солнечный свет льется оттуда! Это так здорово! Да вообще, Рим недаром называют Вечным городом. Он точно будет стоять вечно. Я так надеюсь, что отец выдаст меня замуж за какого-нибудь римского трибуна, чтобы мне уехать из вашей провинциальной Ахайи».
«Ах, Рим, Рим!»— презрительно скривила губы Арсиноя.—«Весь ваш Рим—ничто по сравнению с великой Элладой! Мы, эллины, дали миру великих философов, скульпторов, архитекторов, поэтов и музыкантов. Наша культура превосходит все. А что дал миру ваш Рим? Одну только тупую военщину и скучную юриспруденцию!»
«Арсиноя, ты опять решила меня позлить?»—сверкнула глазами Домициана.—«Смотри, только попробуй сказать еще что-нибудь про непобедимый Рим, я тогда расскажу твоей матери о том, как ты вела себя на пиру в доме Стация Квинтиллиана и как вы там развлекались вместе с Филоксеном».
«Ну хватит уже!»—вмешалась в их перепалку Афинаида.—«Вы постоянно только и делаете, что хвалитесь друг перед другом тем, чье отечество лучше и чья культура выше. А вот христиане этого не делают, они вообще считают, что их отечество--на небе, в Небесном Иерусалиме».
«Где, где? В Небесном Иерусалиме? Домициана, ты слышала что-нибудь про Небесный Иерусалим?»--скептически поджала губы Арсиноя.
«Отец мне рассказывал»,--с глубокомысленным видом сказала Домициана, «--что Иерусалимом назывался город, где жили евреи, где и возникло галилейское учение, которое исповедуют христиане. Но этого города нет. Божественный император Адриан, как раз во времена молодости моего отца, приказал разрушить этот город и выстроить вместо него новый--Элию Капитолину».
«Христиане говорят, что на небе тоже есть Иерусалим, только новый, где царствует один лишь Христос—истинный Бог»--продолжала между тем Афинаида.
«Афинаида, откуда же они знают, что есть на небе, а чего там нет?—воскликнула Арсиноя.-- Ведь большинство из них даже не являются философами, как же они могут рассуждать о таких высоких материях? Впрочем, я слышала, что в Риме не так давно состоялась казнь одного христианского философа—звали его Юстин. Так значит, Христа они считают своим Богом?»
«Христиане отрицают всех наших богов. Они говорят, что есть только один Бог, Которому следует поклоняться. Это невидимый и непостижимый Бог. Ради любви к людям Он послал Своего Сына, тоже Бога, Иисуса Христа на землю, чтобы Он умер и воскрес из мертвых. Этим он даровал спасение от вечных мук тем, кто будет в Него веровать»--произнесла Афинаида.
«Но ты сказала, что христиане признают только одного Бога. Однако получается,
что у них два Бога, если и Христос тоже Бог?»
«Они верят, что Бог один, но Он един в трех лицах—в Отце, в Сыне, Иисусе Христе, и в Духе Святом.»
«Да, странное учение, что и говорить…Но находятся же люди, которые верят во все это…А ты, Афинаида, веришь?»--Домициана поправила свою высокую прическу, глядя в серебряное зеркальце, и посмотрела прямо в глаза Афинаиде.
«Как сказать…Я вижу, что христиане—совершенно не такие, какими их представляет молва. И потом, у меня было одно видение..»—тут девушка запнулась.
Арсиноя засмеялась. «Наша Афинаида стала теперь вдохновенной Пифией! Ее тоже посещают видения. Ну-ка расскажи, что ты видела».
«Не буду говорить! Это не вашего ума дело. Вы не поймете. Скажу только, что я видела христианского Бога и рай—то место, куда благочестивые христиане попадают после смерти».
Подруги Афинаиды при этих словах замолчали. Молчание продолжалось минуту или чуть больше.
Наконец Домициана Криспинилла произнесла: «Ладно, пойду-ка я домой. Устала я вести тут с вами философские беседы. Моя голова не привыкла к долгим размышлениям о высоких материях».
«Мне тоже пора»--засуетилась Арсиноя и позвала своих рабов и рабов Домицианы, чтобы те принесли им носилки, в которых они возвратятся по домам.
Когда девушки ушли, Афинаида встала с мраморной скамьи у фонтана под олеандровым кустом, и нарисовала на песке, которым были посыпаны дорожки, небольшую рыбку. Затем она подняла глаза в синее-синее небо, глубоко вздохнула и сказала: «Господи! Помоги мне! Не оставляй меня!».

…Христианский епископ был очень рад, что Афинаида решила вступить в число оглашенных, людей, проходивших подготовку прежде принятия Крещения. Теперь молодая афинянка постоянно посещала огласительные беседы, которые проводил или сам епископ или кто-то из пресвитеров в том месте, где христиане собирались для богослужения. Обычно на таких беседах зачитывали какой-нибудь отрывок из Ветхого Завета или Евангелия и начинали его объяснять, затем рассказывали истории и предания из жизни апостолов, мучеников, христианских дев, посвятивших себя Богу, и прославившихся чистой и добродетельной жизнью и своей преданностью воле Божией. Часто объясняли также суть разных христианских символов, обрядов, обычаев и традиций. Постепенно Афинаида понимала, что это учение—это то, к чему она стремилась внутренне, понимала, что именно Сам Господь привел ее к христианам, и сон, который у нее был, был видением от Бога. Впрочем, на огласительных беседах ей говорили не верить ни снам, ни в судьбу, ни в приметы, не заниматься вычетами астрологии и гаданиями. Христианский Бог не благоволит к тем, кто занимается этим. Говорили ей также не искать видений, так как дьявол, падший ангел, ненавидящий Бога и Его Церковь, постоянно ведет борьбу против христиан и всеми способами пытается прельстить их и переманить на свою сторону, в том числе и через видения.
Прошло два года. И вот наступил торжественный момент—праздник Богоявления, Божественной Эпифании, день, когда Афинаида вместе с другими оглашенными, по тогдашнему обычаю, должна была принять Крещение. Непорочные христианские девы, называвшиеся у христиан диакониссами, подготовили ее ко Крещению, сшили для нее особую крестильную тунику из белого льна, и вот она вошла в святые воды купели…Крестил людей сам епископ. Он произносил над ними молитвы, читал отрывки из Писания, совершал обряды. Погрузившись в воду три раза, в знак Тройственной сущности христианского Бога, она вышла из купели совершенно другим человеком. В этот миг она осознала, что теперь она рождена свыше для новой, вечной жизни в Царстве Христа. Даже имя у нее теперь было другое—Мария…
…Прошло уже несколько месяцев, в самом разгаре было лето. В Афинах готовились к большому празднику в честь богини, который бывал раз в четыре года—Панафинеям. Отец Афинаиды, Гай Саллюстий, был вне себя от гнева, когда его дочь открыто призналась ему в том, что она христианка и уже несколько месяцев, как она приняла крещение.
«Понимаешь ли ты, что ты наделала? Ты опозорила всю нашу семью. Я—римлянин, а твоя мать, достопочтенная Архелая,--гражданка Афин и подданная непобедимого Рима. Как ты могла так низко пасть—поверить в Распятого?! Знаешь ли ты, что тебя ждет?»
«Знаю, отец»—твердо произнесла девушка, --если будет надо, я готова умереть».
«Ты глупа, и ничего не понимаешь в жизни. Видимо, зря я оплачивал труды твоих учителей, они ничему не смогли научить тебя.»
«По сравнению с той мудростью, которую истинный Бог открывает людям, верующим в Него, все ваши философские школы и науки—одна сплошная глупость. Я имею Самого лучшего Учителя в мире—Иисуса Христа».
«Не произноси при мне этого имени! Ты и на мою седую голову хочешь навлечь гнев императора. Про тебя уже поползли по городу слухи. Думаешь, мне приятно слышать, что моя дочь—христианка? Завтра же ты пойдешь со мной и с матерью в Парфенон и принесешь жертву великой Минерве при всем народе. Если ты этого не сделаешь, то я сам лично прикажу бросить тебя львам».
«Что ж, отец, пусть будет твоя воля. Господь наш Иисус Христос учит нас, чтобы мы чтили родителей. И если твоя воля будет бросить меня ко львам, то из послушания я готова подчиниться тебе».
«Ты свихнулась со своим Христом! Ты хочешь погубить меня и мать».
В этот момент в зал вошла Архелая, мать девушки.
«Дочь моя, ты—единственное дитя у нас с отцом. Кроме тебя, у нас никого нет. Пожалей нашу старость! Хорошо, если ты так хочешь, верь в душе во Христа, но завтра принеси жертву Афине, ради нас с отцом, чтобы у соседей не было никаких подозрений насчет тебя.»
Афинаида молчала.
Всю ночь перед праздником она
молилась, прося Господа укрепить ее, если ей предстоят мучения. Из лавровых прутьев она сделала небольшой крест и спрятала его у себя на груди. Неожиданно свет разлился по комнате, и девушка услышала голос: «Стой мужественно, дщерь Моя! Следуй за Мной, неся крест свой». Опасаясь бесовского искушения, девушка продолжала молиться, и осенила себя крестным знамением. Но голос продолжал: «Не бойся! Это Я. Смотри!» И тут пред ней предстало видение: человек в золотом лавровом венке и в императорской пурпурной мантии стоит на коленях перед троном Христа. Затем она увидела, как статую Афины выносят из Парфенона, как епископ в сверкающих ризах освящает храм, и на крыше его водружают крест. После этого еще одно, новое видение предстало перед девушкой: она увидела себя в подземном катакомбном храме под домом епископа. Шла литургия, служил сам епископ, и вдруг Афинаида изумилась, потому что храм стал меняться. Рисунки и знаки на стенах стали превращаться в прекрасные фресковые росписи и мозаики, служившие литургию исполнились света и оказались облачены в яркие, украшенные золотом ризы, свидетельствующие о той славе, которой Бог исполняет служителей Его Царства, а сверху, вместо низкого потолка, появился огромный купол с изображением Христа, истинного Бога и Господа в золотом сиянии, держащего раскрытое Евангелие, Которого окружали изображения ангелов. Бесчисленное множество людей предстояло Богу в этом дивном и величественном храме, а служащим литургию сослужили ангелы в сияющих одеждах. Алтарь преобразился и там, где стоял престол, Афинаида увидела трон великого Царя Христа—Пантократора. «Всему сему надлежит быть. Помни, что Я победил мир. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его»,--сказал голос в последний раз, и сияние исчезло…
В торжественной процессии Афинаида шла вместе с родителями к колоссальной статуе Афины-Паллады, на которую уже был надет новый пеплос. Все вокруг внимательно следили за каждым ее движением, за каждым взглядом, так как многие в городе знали, что она—тайная христианка. В толпе народа стояли и ее подруги—Арсиноя и Домициана Криспинилла. И вот, ей дали зерна ладана, которые она должна была воскурить перед статуей богини.
Вокруг воцарилась абсолютная тишина. Афинаида громким и твердым голосом произнесла: «С детства я была посвящена тебе, Афина-Паллада или, как тебя называют римляне, Минерва. Я молилась тебе, приносила тебе жертвы. Но теперь я поняла, что тебя нет. И этот ладан я приношу истинному Богу, Творцу неба и земли.»(Она перекрестилась и бросила ладан вверх) «А тебе—вот от меня жертва, ты ее достойна»—и она плюнула в статую богини.
Храм был потрясен тем страшным ревом, который последовал за этим. Толпа бесновалась, все кричали: «Смерть ей! Она похулила нашу богиню! Убейте ее!». В Афинаиду полетели камни, острые раковины, осколки посуды. Она повернулась к народу, достала из-за пазухи крест, высоко подняла его и воскликнула: «Афиняне! Не поклоняйтесь бездушным идолам! Обратитесь к истинному, живому Богу, в Которого веруем мы, христиане! Знайте, что настанет время, когда статуя Афины в этом храме будет низвергнута, и Парфенон станет христианской церковью! Сам римский император будет христианином!» Но исступленная чернь не внимала ее словам, а продолжала бросать в девушку тяжелые камни. Те же, кто расслышал слова девушки, смеялись над ней, говоря: «Она безумная!». Вся в крови, Афинаида упала на пол.
Арсиноя и Домициана окаменели от ужаса, они хотели чем-то помочь своей подруге, но боялись толпы, боялись, что их тоже примут за христианок и жестоко с ними расправятся. Да и в тот день на них были одеты праздничные туники из дорогой материи. Зачем же их пачкать кровью?!
Внезапно из толпы выбежал Антигон и закрыл девушку своим телом. «Я тоже христианин!»—кричал он, «Я тоже хочу умереть вместе с ней!». Афинаида из последних сил перекрестилась и произнесла: «Господи Иисусе Христе! Приими души рабов Твоих!». Взбешенные язычники схватили их обоих и потащили на ступени, ведущие в Парфенон, и били их там камнями, били даже тогда, когда они уже давно были мертвы…
Дома у Гая Саллюстия, в мраморном колонном дворце, рыдали матери Афинаиды и Антигона…Однако на следующую ночь во сне обеим явились их дети, обретшие вечную жизнь в нетленном Царстве…Они улыбались и были счастливы и радостны.
С тех пор прошли многие года. В 313 году императорами Константином и Лицинием был подписан Медиоланский эдикт о веротерпимости и на христиан были прекращены гонения.
В VI веке повелением императора Юстиниана из Парфенона была удалена статуя Афины и этот прекрасный храм стал христианской базиликой.

Редактировать|Удалить

_________________
"Праведник яко финик процветет" (Пс.91:13)

Ora pro nobis, Sancta Dei Genetrix!


 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Афинаида
 Сообщение Добавлено: 24 янв 2010, 14:55 
я просто здесь живу :)
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 03 ноя 2009, 14:17
Сообщения: 6354

Вероисповедание: Православный, МП
Большое спасибо, Кирилл!

_________________
"…рано или поздно наступает минута, когда некоторые вещи кажутся не стоящими, так сказать, процентов по кредиту. Иногда эти проценты очень большие, даже если кажется, что их совсем нет. Человек просто не всегда понимает, как и чем он платит"


 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Афинаида
 Сообщение Добавлено: 24 янв 2010, 16:11 
я просто здесь живу :)
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 08 апр 2009, 15:19
Сообщения: 1300

Вероисповедание: Православный, МП
:clap:

_________________
Татьяна.
"У тебя нет души. Ты — душа. У тебя есть тело." Клайв С. Льюис


 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Афинаида
 Сообщение Добавлено: 24 янв 2010, 17:36 
я просто здесь живу :)

Зарегистрирован: 18 янв 2005, 20:35
Сообщения: 2984

Возраст: 53
Откуда: Германия
Вероисповедание: Православный, МП
спасибо, Кирилл!

_________________
Ведущий войну с другими не заключил мира с самим собой.


 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Афинаида
 Сообщение Добавлено: 25 янв 2010, 13:47 
я просто здесь живу :)
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 апр 2008, 14:45
Сообщения: 17064

Откуда: Москва
Вероисповедание: Православный, МП
:clap: :D


 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Информация о пользователях форума

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

 
 

 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти: